Таким  образом,  проделанные  наблюдения  позволяют  утверждать,  что  древнеславянская  мифология  представляет  не  разрозненный, случайно возникший конгломерат богов, а систему  верований,  охватившую  все  субстанции  и  сферы  бытия  славянского  этноса.  Это  была  система  отработанных  и  проверенных жизненной  практикой  воззрений  славян на  космос,  мир  и  себя  в  структуре  этого  мира.  Справедливо  пишет  Л.  Нидерле:  «Не  могу  допустить,  что  славяне  –  единственный  из  индоевропейских  народов,  до  такой  степени  отстали  в  развитии  своего религиозного мировоззрения, что вообще не поднялись до  высших понятий и представлений о какой - либо системе богов». 

 

И  еще  один  важный  момент.  В  изучении  древнеславянской  мифологии  сложилась  устойчивая  традиция  политеизма,  «многобожия»,  характерного,  якобы,  для  славянского  язычества.  Эти утвердившиеся в научном обиходе представления нуждаются  в серьезной корректировке. Славянская языческая религия своими  корнями  восходит  к  индоевропейским  истокам  с  их  принципом  монотеизма  (индуистская  ведическая  Тримутри,  включающая  Варуна,  Индру  и  Шиву),  отдельными  гранями  соприкасается  с  ветхозаветными  текстами.  Идея  единого  Бога,  воплощенного  в  трех  ликах  (божественная  «Троица»),  находит  выражение  и  в  славянской  мифологии.  Это  подтверждают  и  исторические  свидетельства.  Так,  Прокопий  Кесарийский  в  цитированной  уже  книге  «О  войне  с  готами»  сообщает  о  почитании  славянами  единого  Бога.  Об  этом  же  повествует  мифологический  текст  «Песен птицы Гамаюн»:

...ибо тайна та велика есть: 

Как Сварог и Перун – 

 Есть в то же время и Свентовит.

Здесь  отчетливо  просматривается  «модель»  дохристианской  Троицы:  Сварог (бог  –  небесный  отец),  Перун  (бог  –  сын)  и  Свентовит (бог – святой дух). «Великая тайна» – триединство этих  богов.  Призывает  склониться  перед  Триглавом  («Троицей»)  и  «Велесова  книга».  Причем,  лики  Триглава  (Сварог  –  Перун  –   Свентовит)  совпадают  с  вариантом  «Троицы»  из  «Песен  птицы  Гамаюн».

Принцип монотеизма не нарушал существования других богов  и  духов.  Как  в  христианстве  кроме  Творца  признаются  Богоматерь, архангелы, апостолы, так и у древних славян имелись  рядовые божества, олицетворявшие многообразие природных сил,  бывших  проявлением  богов  и  одновременно  самими  богами.  С  приходом  христианства  древнее  языческое  представление  о  «триедином»  высшем  божестве  выступило  на  первый  план  и  органически  слилось  с  понятием  Святой  Троицы.  Христианство  пришло на подготовленную духовную почву. Только этим можно  объяснить его сравнительно мирную  гегемонию среди славянства  (насаждение  чуждой  религии  везде  сопровождалось  кровавыми  религиозными войнами). 

Подобный  взгляд  существенно  меняет  представление  о  взаимодействии  язычества  и  христианства  на  Руси  как  двух  разных  типов  религиозного  исповедания,  не  связанных  между  собой  преемственно.  В  нашем  понимании,  это  сложное,  противоречивое, но поступательное движение славянской нации к  постижению  истинного  Бога  и  царства  Божия  на  земле.  В  этом  смысле  методологически  древнеславянское  язычество  должно  стать  точкой  отсчета  в  изучении  духовной,  нравственной  и  религиозной основ русского народа.

Автор: П.Ф. Маркин

Предыдущая статья здесь, начало цикла статей по славянской мифологии здесь.

***

*****

*********