Последний период развития антиномии ЗЕМНОЕ - ПОТУСТОРОННЕЕ в творчестве С. Есенина (1917 - 1919 гг.)  отмечен изменением позиции лирического героя по отношению к миру потустороннего. Это изменение нашло, в частности, отражение в стихотворении «Не напрасно дули ветры» (1917), где наряду с антиномией ЗЕМНОЕ - ПОТУСТОРОННЕЕ зарождается антиномия ПРОШЛОЕ - НАСТОЯЩЕЕ, которая станет предметом подробного анализа в более поздних есенинских стихах. Лексический строй этого произведения организован парадигмами ПРИРОДА (ВЕТРЫ, ГРОЗА, СИНЯЯ МГЛА, МЛЕЧНОСТЬ, РДЯНЫЙ МАК ЗАКАТА, МОРЕ ХЛЕБА, НЕБО); РЕЛИГИЯ (КТО-ТО ТАЙНЫЙ, ТИХИЙ СВЕТ, ЧЬЯ-ТО ЛАСКОВОСТЬ, БЛАГОСТНО, СВЯТО, ТРЕВОЖНО); ОЦЕНКА (ОТГРУСТИЛ, НЕ ГНЕТЕТ, НЕ ТРЕВОЖИТ и др.); ТВОРЧЕСТВО (ОБРАЗ РВЕТСЯ С ЯЗЫКА). Природная парадигма практически полностью утрачивает черты проективности, выполняя в стихотворении символическую функцию, и в этом новом качестве происходит ее пересечение при помощи неметафорических синтагм с парадигмой РЕЛИГИЯ. Хотя природа в этом стихотворении несет на себе отсвет потусторонности, как и в более ранних произведениях, отношения между земным и потусторонним началами здесь более гармоничные. Строки ПОЛЮБИЛ Я МИР И ВЕЧНОСТЬ, КАК РОДИТЕЛЬСКИЙ ОЧАГ соотносят обе части антиномии, не противопоставляя их. Оценочная парадигма формирует другую антиномию: мир гармонии земного и потустороннего начал, обретенный в душе лирического героя (НАСТОЯЩЕЕ), - мир раздвоенности и дисгармонии (ПРОШЛОЕ). ВЕТРЫ и ГРОЗА как символы раздвоенности, душевных метаний формируют своеобразный диахронический аспект рассматриваемой антиномии. В обретенных МИРЕ и ВЕЧНОСТИ царят БЛАГОСТНОСТЬ и СВЯТОСТЬ, они же способны стать источником творчества лирического героя: 

И невольно в море хлеба 

Рвется образ с языка: 

Отелившееся небо 

Лижет красного телка.

ПРИРОДА и РЕЛИГИЯ на равных входят в структуру стихотворения, уравновешивая обе части антиномии ЗЕМНОЕ - ПОТУСТОРОННЕЕ.

 

Автор: И.И. Степанченко

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

***

Яндекс.Метрика

*****

*********