Поиск

Варапаев.ru - официальный партнер хостинга Beget

Варапаев.ru - официальный партнёр интернет-магазина "Лабиринт"

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

С большой тщательностью описывает Гончаров черты лица и одежду персонажа, отличающегося чем-то необычным. Мы видим, что такое описание часто носит юмористический оттенок. Особенно много таких портретов мы встретим в последнем романе Гончарова «Обрыв», где техника выразительной бытовой детали во многом достигла совершенства. В числе таких своеобразных портретов — Василиса, «не то что полная, а рыхлая и выцветшая телом женщина» (Гончаров, И. А. Собрание сочинений: в 8 т. / И. А. Гончаров; Под общ. ред. С. И. Машинского, В. А. Недзвецкого, К. И. Тюнькина; Вступ. ст. К. И. Тюнькина. — М.: Художественная литература, 1977 — 1980, Т.V, 63). Машутка, у которой «руки до того выпачканы, что если понадобится почесать нос или бровь, так она прибегает к локтю» (V, 64); нянька — «здоровая баба, с необъятными красными щеками и вечно смеющимся — хоть бей ее — ртом» (Там же, с. 66); Полина Крицкая «в палевом, газовом платье, точно в тумане, с полуоткрытою грудью, с короткими рукавами, вся в цветах, в лентах, в кудрях. Она походила на тех беленьких, мелких пудельков, которых стригут, завивают и убирают в ленточки, ошейники и бантики их нежные хозяйки или собачьи фокусники» (Гончаров, И. А. Собрание сочинений: в 8 т. / И. А. Гончаров; Под общ. ред. С. И. Машинского, В. А. Недзвецкого, К. И. Тюнькина; Вступ. ст. К. И. Тюнькина. — М.: Художественная литература, 1977 — 1980, Т. VI, с. 53). Каждый из этих портретов основан на какой-то характерной детали внешности и окрашен авторским юмором.

Гончаров не изобретает новых методов изображения внутреннего мира женской личности, но во многом совершенствует их. Чтобы показать это, обратимся к портрету Ольги.

«Ольга в строгом смысле не была красавица, то есть не было ни белизны в ней, ни яркого колорита щек и губ, и глаза не горели лучами внутреннего огня; ни кораллов на губах, ни жемчугу во рту не было, не миньятюрных рук, как у пятилетнего ребенка, с пальцами в виде винограда.

Но если б ее обратить в статую, она была бы статуя грации и гармонии. Несколько высокому росту строго отвечала величина головы, величине головы — овал и размеры лица; все это в свою очередь гармонировало с плечами, плечи — с станом...» (Гончаров, И. А. Собрание сочинений: в 8 т. / И. А. Гончаров; Под общ. ред. С. И. Машинского, В. А. Недзвецкого, К. И. Тюнькина; Вступ. ст. К. И. Тюнькина. — М.: Художественная литература, 1977 — 1980, Т. IV, с. 195).

Прежде всего, можно с уверенностью утверждать, что эта портретная характеристика представляется уникальной для русской литературы XIX века. Ни один писатель до Гончарова не пытался передать красоту женщины в таких выражениях, как «величина головы», «размеры лица» и т. д.

Портрет этот не просто нетрадиционен. Он полемичен. В создании этого портрета писатель идет по принципу отрицания — сначала говорится о том, чем Ольга не была: «Ольга в строгом смысле не была красавица». Замечание художника доверчивый читатель уже готов воспринять всерьез, но автор лишь тонко иронизирует, ибо дальнейшее описание подводит к мысли, что вместо «в строгом смысле» описание следует читать «в общепринятом смысле». Чем дальше заходит негативная портретная характеристика, тем яснее понимает читатель, что Гончаров пародирует романтические штампы, активно эксплуатирующиеся современной писателю литературой.

И только после этого устанавливается, что фигура ее была олицетворением грации и гармонии, обладала как бы эстетически выверенной пропорциональностью всех частей, «если б ее обратить в статую». «Писатель дает, собственно говоря, не столько портрет, сколько пластическое изображение Ольги, — замечает В.И. Мельник. — Живопись отвергнута Гончаровым, Ольга изображается со средствами скульптуры» (Мельник В.И. Реализм И.А. Гончарова. — Владивосток, 1985, с. 115.). Здесь пластичность и скульптурность портрета Ольги несомненно связана с ее соотнесением с античными образцами: «...она была бы статуя грации и гармонии».

Во второй части портретной характеристики писатель идет уже аналитическим путем, изображая черты и выражение ее лица. Однако и анализ приводит нас к синтезу: «Нос образовал чуть заметно выпуклую, грациозную линию; губы тонкие и большею частию сжатые: признак непрерывно устремленной на что-нибудь мысли. То же присутствие говорящей мысли светилось в зорком, всегда бодром, ничего не пропускающем взгляде темных, серо-голубых глаз. Брови придавали особенную красоту глазам..., редко лежали симметрично: одна на линию была выше другой, от этого над бровью лежала маленькая складка, в которой как будто что-то говорило, будто там покоилась мысль» (Гончаров, И. А. Собрание сочинений: в 8 т. / И. А. Гончаров; Под общ. ред. С. И. Машинского, В. А. Недзвецкого, К. И. Тюнькина; Вступ. ст. К. И. Тюнькина. — М.: Художественная литература, 1977 — 1980, Т. IV, с. 196).

Здесь проявляется «интеллектуальное значение выразительности лица, духовное наполнение экспрессивных знаков» (Страхов И.В. Методы психологического анализа в художественном изображении характеров: Психологический анализ портретов-характеров в романах И.А. Гончарова. — Саратов, 1978, с. 46.). Главное в выражении лица Ольги — устремленная на что-то мысль, во взгляде «присутствие говорящей мысли», кроме того, красоту темных, серо-голубых глаз оттеняли брови. При описании их формы и расположения также обращено внимание на то, что «там покоилась мысль».

Потом, в заключительной части портретной характеристики, писатель отмечает своеобразие походки Ольги. «Ходила Ольга с наклоненной немного вперед головой, так стройно, благородно покоившейся на тонкой, гордой шее; двигалась всем телом ровно, шагая легко, почти неуловимо...» (Гончаров, И. А. Собрание сочинений: в 8 т. / И. А. Гончаров; Под общ. ред. С. И. Машинского, В. А. Недзвецкого, К. И. Тюнькина; Вступ. ст. К. И. Тюнькина. — М.: Художественная литература, 1977 — 1980, Т. IV, с. 196).

Итак, развернутое аналитическое описание чисто внешних деталей портрета Ольги лишь на первый взгляд ничего не прибавляет к ее духовному облику. Грация, гармония, соразмерность, заданные во внешнем портрете героини, намекают на портрет внутренний, психологический — одухотворенный. Гончаров, таким образом, дал в Ольге, уже в самом ее портрете свое представление об идеале женской и вообще человеческой красоты. Это очень важный момент, позволяющий проникнуть в самые сокровенные замыслы романиста, лучше и правильнее понять место Ольги в конфликте романа «Обломов» (Мельник В.И. Реализм И.А. Гончарова. — Владивосток, 1985, с. 117.).

Автор: Сунь Личжэнь

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

***

*****